четверг, 17 мая 2012 г.

10. Лучший день дурака


День 8. 1 апреля. Чуккунг-Ри (5400м - наш предел сегодня, а сам Чуккунг Ри  - 5500м)

Весь мир на ладони, ты счастлив и нем,
Эмоции душат, ты спятил совсем.
Такой красоты неземной слишком много для нас...


Рассвет над ледниками Ама Даблам:




Утром начали "восхождение" в 6.15. Погоды стояли отличные, чистейшее небо, горки присыпаны свежим снежком. 


Внизу поселок Чуккунг:

Ама Даблам


До высоты 5 км дошли довольно бодро, самочувствие отличное. Вот здесь показан наш бодрый ритм:

Друзья, когда увидели, очень удивились, почему мы так плетемся. А быстрее просто невозможно!!!А дышишь при этом так, как будто бежишь марафон в первый раз без подготовки.


Я было «разошлась», на одном участке даже обогнала Макса, забрала у него рюкзак поносить. Но после 5200м началось... Сначала по традиции дала себя знать голова. Потом навалилась немощь и дикая одышка. Три шага – отдых. Голова уже совсем раскалывалась, но мы продолжали упорно ползти вверх. По-хорошему, надо было идти вниз, но куда там!


А вокруг пока только наполовину открывалась такая красота… Ама Даблам продолжалась в сторону цирка Айленд пика белоснежной отвесной ледяной стеной, стало видно замерзшее озеро Имжа и горы над ним с причудливыми ступенчатыми ледниками, в середине выдвигался коротышка (всего чуть больше 6км) Айленд пик – технически простой для восхождения даже для трекеров (только на последнем участке пути по снежному гребню нужна страховка). Справа нависала гормада Нупцзе-Лхотцзе, за ней пряталась невидимая отсюда Чомолунгма. 

Ледник Лхотцзе(внизу в камнях):

Справа Айленд пик

Правая рука Ама Даблам:



Стена Нупцзе-Лхотцзе, за ней Эверест


Ледопад Лхотцзе:

Ледопад на "руке" Ама Даблам:


Ледопад Айленд пика:

Под конец меня начало слегка тошнить, я подумала, что это совсем плохой знак, потом уже дома прочитала, что это действительно один из признаков начала легкого отека мозга, стадия примерно 3...


К концу третьего часа подъема  стало совсем хреново. Вспомнилась тетенька с Конгма Ла. А осталось-то всего 100м по вертикали! Но я отбросила свои хотелки, собрала волю в кулак  и  сказала Максу, что мне плохо. Хотя мы же почти дошли! Думала,  Макс сразу потащит меня вниз, но он сказал, мол, вроде осталось чуть-чуть. Я не стала возражать :о) Повезло, что ничего плохо со мной тогда не случилось, но вообще это было очень плохое и безответственное решение. Может та тетенька с Конгма Ла тоже, как и я, подумала, что сможет как-нибудь доползти…


Мне совсем плохо:

И вот перед нами последние примерно 300 метров пути (100м по высоте) в крутую горку, но по очень простой тропе. В Норвегии я на такие забегала бегом. Тут мы тащились час, я все время прислушивалась к себе, если бы стало еще хуже, побежала бы вниз срочно.

И вот, наконец, перевальчик, заставленный туриками, разделяющий Чуккунг Ри (5550м) по правую руку и  и безымянный пологий пупырь (5400м) по левую. До пупыря по высоте  было примерно метров 20 (по длине - 100), до Чуккунга – 200. 


Перевал с туриками:

Ах, оставьте ненужные споры...


Стояла отличная погода, было только 10 часов утра (мы тащились уже 4 часа), лезь-не-хочу! А я чувствовала себя 90 летней старухой (и физические, и морально, не хотелось  ничего) на грани обморока. Мысль о том, что надо  будет сейчас еще лезть наверх, приводила просто в ужас! От нее усиливалась тошнота. И это была я, почти всего-то 35-летняя, уже правда не так хорошо упитанная, как в начале похода, женЧина в самом расцвете сил!


Видно озеро Имжа подо льдом

Стена Лхотцзе(8500м), на переднем плане черные  пупыри всего-то 5500м Чуккунг и Чуккунг Ри:

На последнем этапе подъема нас догнали 3 мужика, мы все вместе сели передохнуть на перевале. Да еще утром с горы на встречу снеслись 2 лося, видимо, это у них был забег перед Айленд пиком. Больше людей не было! Такой кайф. Попили горячего каркаде из термоса. Как хорошо, что я настояла на термосе, пить ледяную воду в таком дубаке – у нас ангина началась бы в первый же день пути.

Было понятно, что Чуккунг-Ри мне не светит точно. Максу вроде было гораздо  легче, но он тоже отказался туда лезть. Собрав последнюю волю в кулак, полезли на пупырь 5400м почти одновременно с мужиками.

И вот мы на «вершине»! Я думала, что в реальности, когда мы залезем, впечатление будет не очень сильное, потому что всегда, когда чего-то очень сильно ждешь, о чем-то мечтаешь, при достижении цели кажется не таким ярким, как в мечтах. Да еще физическое состояние и апатия от горняшки не особо располагали к восторгам. Тут все было не так, были превзойдены смелейшие мои ожидания! И даже головная боль и тошнота вдруг прошли!


Весь мир на ладони:

Наши 3 пупыря (г. Чуккунг, г. Чуккунг-Ри и наш безымянный пупырь, на котором мы сидели) образовывали как бы хребтик, по обе стороны которого стекали два огромных, моренных (усыпанных камнями)  ледника Лхотцзе и Нупцзе.


Чуккунг и Чуккунг Ри на фоне стены Лхотцзе:


Ледник Нупцзе слева от пупырей:


За ледником Лхотце сиял белизной цирк Айленд пика и ледовые стены Ама Даблам:


































































































За ними выглядывал серый,  далекий Макалу (у меня мой рюкзак назван в честь этого великана).



Потом шло ущелье, по которому мы пришли в Чуккунг, хребет Конгде, грозно нависавший над Намче-базаром казался теперь маленьким и далеким, под ним уже курилась синяя дымка.


Потом шли великаны Табуче и Челатсу, развернутые темными, не ледниковыми сторонами.


После них мы увидели перемычку нашего перевала Конгма Ла (пологий изгиб вхребте в середине кадра), который должны были  брать завтра, но было уже понятно, что этому, увы, не бывать.


Затем, прямо под нами, тек широченный ледник Нупцзе, огороженный неизвестным мне хребтом без ледников, а за этим хребтом сияли вдалеке Богиня Бирюзы Чо-Ойю (в середине) и пирамида Пумори (справа) – гора, под которой ютился невидный отсюда пупырь Кала-Паттар(5500м), с которого открывается лучший вид на Эверест (всего 9 км по прямой) – наша следующая цель.


 И замыкала круг нависающая прямо над нами стена Нупцзе-Лхотце высотой более 8км.


Мы стояли на прыщике высотой аж 5.4км(!), а вокруг нас возвышались еще на 3 км такие грозные и прекрасные  горы-гиганты, что болела шея, глаза и мозг от осознания огромности происходящего, чего-то совершенно нереального и нечеловеческого, предательский ком незаметно подкатил к горлу. Макс и мужики уже успели заобщаться и уйти вниз на перевальчик. А я все фотала, снимала видео, смотрела и не могла насмотреться-напиться, а потом просто села и не стала сдерживать чувств...


 Как сказал Тенцинг Норгей на вершине Эвереста: «Никогда еще я не видел такого зрелища и никогда не увижу больше — дикое, прекрасное и ужасное». Прекрасное и ужасное своей какой-то нечеловечностью – это правда.


А вот переживания девушки Жени с форума, отчет которой я прочитала после того как… На этом же месте ею овладели похожие на мои чувства, у нее получилась прямо поэма:
«А потом я села на камень и заплакала. Потому что, спасибо, Господи, что Ты создал... Что я смогла… Что оно есть… Что Ты позволил… Я вообще девушка вполне в себе. Не экзальтированная, а совсем наоборот. Поэтому это Рыдание на Камне склонна рассматривать как ощущение Божественного присутствия. Хотя после таких заявлений я наверно экзальтированна, но какая хрен разница, когда в мире существуют Лхоцзе, Айланд пик, Ама Даблам… Вот я сижу здесь, а они Там стоят…. И когда-нибудь я снова пойду посмотреть… Потому что, я ж говорила, горы такие непоседливые, за ними нужен глаз да глаз… Чуть отвлечешься – и вот, угадывай, куда спрятался Лхоцзе и каким боком повернулась Ама Даблам? Где затаился Табоче и куда подевался Тамсерку? Где искать Кантенгу?.. Как найти Чолатзе?..»

От себя добавлю:"Потому что, спасибо, Господи, что Ты создал эту красоту, и создал нас, и наделил нас чувством прекрасного, чтобы мы могли смотреть на это и испытывать то, что испытываем... "

Пумори:


Ледник Ама Даблам:


Шартце(могу соврать):

Оттуда мы пришли:


Вдали Пумори, стена Лхотце и Чуккунг:


Перевал с туриками:


Наконец солнце стало падать НА ледники:


Ледопады Айленд пика:

Айленд пик(слева впереди), за ним дымится Макалу:

Уходить не хотелось, но незаметно со стены Лхотце стали спускаться облачка. Макс занервничал, что может начаться вчерашнее послеобеденное безобразие. Мы поели перекуса, причем от орехов опять накатила тошнота,  горняшка только затаилась на время, спасибо, что хоть дала насладиться красивейшим в моей жизни видом. Потихоньку пошли вниз. Спускаться быстро я не могла на протяжении всего похода – немедленно начинала болеть голова. Даже с Кала Паттара(5550м) и Гоккио-Ри(5530), куда мы уже полностью акклиматизированные почти забегали, мне приходилось спускаться медленно. Такова оказалась моя личная реакция на высоту. Хорошо хоть был ген, который позволил не быстро, но акклиматизироваться. Помирать так, как это было на Чуккунге, во второй и третий раз я бы не выдержала.

Тем временем облака стали наступать  из-за стены Амы Даблам:


Плюшевые эдельвейсы:



Барбарис краснеется:

На спуске встретили группу, идущую вверх. Шли они очень бодро по сравнению с нами, хотя там были люди старше, и они не выглядели крутыми туриками. Я окончательно поняла, что мне от природы не дана легкая высотная адаптация.

Вечером сообщили Карме, что перевал на завтра отменяется :о((((, я еле живая и без рюкзака-то взяла высоту 5400, а перевал - он 5500, и к нему идти гораздо дольше, чем к подножию Чуккунг-Ри, да еще с рюкзаками. Дополнительный даже небольшой вес, т.е. дополнительный напряг и трата сил, очень сильно и отрицательно влияет на состояние туриста на высоте. 

Мне, конечно, очень хотелось завтра на перевал, тем более участник форума, на отчет которого я опиралась почти на 100% при планировании похода, мало того, что прошел его один с 25кг рюкзаком, так он еще и заночевал перед перевалом на высоте 5400! Ночью там было -10 на улице, -5 в палатке. А дней на акклиматизацию он потратил меньше нас (всего на 1, правда). Наивная, я хотела повторить его путь. На тот же момент, сразу после Чуккунга, одна мысль о том, чтобы ночевать на 5400 приводила меня в ужас. Там бы горняк меня точно доконал, ведь ночью гипоксия усиливается.

Ок, согласился Карма на вечернем военном совете, обойдем перевал снизу, это тоже займет 1 день. В этом Конгма Ла очень хорош, например обойти Чо Ла за 1 и даже за 2 дня по низам уже не получится. Мне показалось, что Карме хотелось на перевал, т.к. в Чуккунг почему-то вообще редко кто ходит, все идут в Гокио и оттуда через перевал Чо Ла в ЕБС и обратно в Намче. А Карма всю жизнь ходит по этому нац. Парку, по нескольку треков за сезон. Наш маршрут мог быть нестандартным, но увы. Получился только чуть-чуть не стандартным.

Времени было еще вагон, погода начинала портиться, опять включился мерзкий ледяной ветер, который в лицо. Мы отдохнули немного и решили возвращаться в Денгбоче, чтобы утром оттуда траверсом спокойно дойти до Лобуче (туда же мы попали бы с перевала).

Вышли в 16 часов. То ли от восхождения, то ли опять от пронизывающего ветра у меня дико разболелась голова. Это был максимум за весь трек. Каждый шаг был просто пыткой. Прямо Русалочка наоборот :о) Макс потом сказал, что у него тоже болела голова. Мы в тот день набрали 700м, а спустились на 1 км, может, в этом было дело. Как только встали на постой, отдохнули, все сразу прошло.

Вернулись в Денгбоче в тот же лодж в ту же пристройку с туалетом. В этот раз там разместилась группа французов в возрасте. Французская речь для меня, как музыка, я была так рада, но не долго.

Во-первых, они легли спать очень поздно (в 21 или в 22 часа, тогда как там хороший тон - в 20 уже успокаиваться). При этом вообще не заморачивались наличием спящих соседей, хлопали входной дверью (которая как раз была у нашей стены), дверью в туалет (т.е. на одного туалетного человека приходилось 4 удара). Я не знаю, что они ели, но в туалет они ходили все и всю ночь!!! Причем, еще и из другого корпуса. И было их много. Я, видимо, так устала, что вырубилась после 22. Просыпаюсь в 3 ночи от очередного туалетчика. Макс лежит злой, начал ругать их последними словами. Он вообще не  смог заснуть! Ну после 3 и я уже не смогла, а вставать в 5... Макс открыл входную дверь и подпер ее камнем, чтобы они не хлопали хотя бы ею. В 5 утра, когда французы наконец угомонились и сопели, я пошла в туалет, дверь прекрасно закрывалась тихо, если ее придержать. Еле поборола искушение жахнуть так, чтобы они все проснулись, редиски лягушачьи!!
Эх, палаточка моя недостанная, что ж Макс такой мерзляк…


Пытошная:

Комментариев нет:

Отправить комментарий